От суммы и от тюрьмы не зарекайся!

Запись дневника создана пользователем Дед Мазай, 03.06.11
Просмотров: 851, Комментариев: 7

Дед Мазай Уездный город N-ск посетил в юности, по пути в столицу, и застрял там по любви. Возлюбленная моя, Наденька, была невысокого роста с запущенной фигурой и дочкой 8 лет. Ничего особенного, но оторваться от нее не было сил. За свои 25 лет она узнала много мужчин и со всеми сохранила прекрасные отношения. В любовь до гроба уже не верила, и была готова любить любого, способного держать ее в подчинении. Развлечений в N-ске было немного: постоялый двор с кабаком, церковь и кружок Спасения, грозно названный местным батюшкой сектой. Кружок Спасения N-ская молодежь любила, здесь угощали дешевым вином, а во время песнопений молодые создавали непрочные союзы. Одноногий Николай продавал махорку, окрашивавшую жизнь в удивительно красочные цвета.
Я прикупил махорки и возвращался к Наде, когда меня окликнул жандарм. Я тихонько выбросил махру и предстал под взор стража порядка. Он меня небрежно обыскал и потребовал отдать махорку. Дернул же черт меня препираться с держимордой. Мог же вежливо ответить, ан нет, предвкушая встречу с Наденькой, я ответил резко… Руки связаны, а мне в карман положен небольшой мешочек.
Тюрьма меня встретила жуткой жарой и духотой, крошечная комната была сплошь заставлена маленькими лежаками. Без малого 30 человек сидели и лежали где попало. Я нервничал и стал ходить. "Сядь", прикрикнул на меня детина, раздетый по пояс и перемазанный сажей. "Воздух жжешь, тут дышать нечем". Вызов к смотрителю позволял вдохнуть глоток воздуха. Седой старичок вздыхал, сулил беды за нарушение закона и обещал помочь, связать с адвокатом. Я совершенно раскаивался в содеянном и очень рассчитывал на любую помощь. Оплата адвокату сжигала все накопленные деньги. Суд зачитывал мое дело, и каждый раз, грозя каторгой, переносил дело на новое заседание. 2 раза в неделю ко мне пускали Надю. На ней лица не было, она приносила торбу и утирала слезы. Из-за жары и духоты в камере у нас умирали старые люди. Они переставали есть и тихонько отходили в мир иной. Преступник здесь был один, остальные попали за мелочевку. Кто-то украл мешок картошки, кто-то не смог заплатить подати. Преступника звали Игнат, он попал по обвинению в воровстве. Судить его не стали, он сдал всех сотоварищей, а теперь мог идти на свободу. Выходить отсюда он боялся, воры могли отомстить за подельников. Камера стала Игнату 2м домом. Он внимательно слушал разговоры, и каждый день докладывал смотрителю услышанное. Благодаря Игнату, человек, укравший мешок картошки, был отправлен на каторгу за убийство в драке 5 лет назад. После очередного переноса суда я сказал адвокату, что денег больше нет. Прошло уже полгода моего вынужденного заточения. Адвокат ушел раздраженным, а на очередном слушании моего дела суд объявил, что моя статья давно отменена и я могу быть свободен.
В этот же день я продолжил путь в столицу. Мне очень повезло, что не дали судимость, и я мог рассчитывать на работу мелким чиновником по имевшимся у меня рекомендациям.

Поделиться этой страницей

Комментарии

  1. Люся (Вика)
    А как же Наденька?
  2. Дед Мазай
    Наденька осталась в N-ске
  3. werrew
    Да, что вы все про Наденьку? Сам то как??? Устроился???
  4. Люся (Вика)
    Ну здрассссте! Что значит - что вы все про Наденьку? Девушка переживала, навещала, не отвернулась между прочим от любимого, ждала судя по всему. Надеюсь, что у нее жизнь сложилась хорошо и она счастлива!
  5. Дед Мазай
    Ладно, дедушка старенький, но как с Наденькой познакомился - еще помню. Напишу как-нить. Я ж в N-ск на день приехал. Сослуживец отца обещал как раз те рекомендации дать! Но важный чиновник бумажку сразу не дает. Каждый раз завтра просил придти ...
  6. Alexei_B
    Напоминает описание будней обывателя какого-нибудь Свазиленда у какого-нибудь Маркоса ... все почти как у нас ...
    Афтар, давай продолжения !!! :)
  7. Prazak
    Что то подозрительно напоминает наши дни . Точь в точь как в государстве Акакия Акакиевича. Я в основном про тюрьму, суд да адвокатов. Ну и жандармы очень похожи на нынешних полицмилицейских.